Свежие новости
21.08.2017
Баннер


Клас Ингессон. Рожденный со сжатыми кулаками

28 октября умер бывший полузащитник сборной Швеции, "Шеффилд Уэнсдей", "Гётеборга" и ряда других клубов Клас Ингессон, пять с половиной лет храбро сражавшийся с неизлечимой болезнью – раком костного мозга. Эта статья, посвящённая ему, была написана ещё в мае 2014 года…2723244598



Это был перерыв матча между "Гетеборгом" и "Эльфсборгом" в чемпионате Швеции. Игроки уже поплелись за пределы поля, а за ними последовал менеджер "Эльфсборга" Клас Ингессон. Бывшему полузащитнику сборной Швеции, "Гетеборга", а также ряда европейских клубов пришлось взять другой маршрут в раздевалку, так как он в эти дни сидит в инвалидной коляске.

Вдруг, откуда не возьмись на его пути появился кабель, который остановил коляску и Ингессон упал вперед, вывалившись на землю, без шансов, чтобы ослабить падение руками. Он явно был в агонии - медицинский персонал клуба сразу же побежал к нему,  и скорая помощь подоспела в течение минуты, чтобы забрать его в больницу. В конце концов, выяснилось, что Клас сломал бедренную кость, но покидать "Уллеви" он наотрез отказался.

"Он хотел остаться и досмотреть матч", - сказала врач "Эльфсборга" Матильда Лундблад на следующий день.  Сломанная кость – не то, что остановит Класа Ингессона, который в последние пять лет привык жить с постоянной болью, как не останавливает его и рак. В начале 2009 года Ингессону был поставлен диагноз множественной миеломы, рака костного мозга. Для большинства людей – никаких шансов на лечение.

Карьера Класа Ингессона была феноменальной. Он родился в небольшом городке Одесхог в Эстергетланде и не был игроком, которому при рождении достались таланты выдающегося футболиста. Все чего он достиг – дань его крепкому характеру и в этом плане он – необыкновенный футболист. Он бежал и боролся там, где другие сдавались.

Он играл за "Гетеборг" (тот самый, любимый многими поклонниками футбола со стажем "Гетеборг" середины 90-х), "Мехелен", ПСВ, "Шеффилд Уэнсдей", "Бари", "Болонью" и "Лечче", "Марсель", был бронзовым призером Евро-92 и ЧМ-94. За сборную Швеции играл на протяжении практически целого десятилетия и в начале своей карьеры был из числа тех игроков, к которым достаточно скептически настроена общественность. Заканчивал же выступления в сборной Ингессон культовым игроком с ласковым прозвищем "Клаббе".

Препятствия – это то, что сопровождало его клубную карьеру всегда. В ПСВ от его услуг отказался менеджер, в "Шеффилде" он столкнулся с дикой для себя культурой алкосессий в пабах, когда его партнеры "шли прямо в паб после тренировки, но были в состоянии работать как дикие животные в субботу". Наконец в "Болонье" он вынужден был работать с "самым большим идиотом, которого я знал в своей жизни" по имени Франческо Гвидолин. "Я должен был покинуть клуб в тот момент, когда моей персоной заинтересовался в "Роме" Фабио Капелло", -  рассказывал Ингессон шведским репортерам в 2011-м.

Для сборной Швеции самым большим успехом считается третье место на ЧМ-94 и на том турнире Ингессон, несмотря на то, что изначально был в тени Андерса Лимпара, завоевал место на левом фланге полузащиты к стадии плей-офф – справа играл бесподобный Бролин, бывший тогда на пике формы. Это была команда мечты для шведского футбола и Ингессон был одним из ее символом вместе с лысеющим голкипером Равелли, такими же работягами как он сам Терном и Шварцем, свободным художником Бролином, джокером Хаканом Мильдом и знаменитыми нападающими Андерссоном и Далином. 238

Он завершил карьеру в 2001 году и это был, как тогда казалось, самый трудный этап его жизни: "Однажды шведский журналист Ханс Линней позвонил мне в полвторого ночи во время моей активной карьеры и я орал на него. В первый год без футбола я был бы очень рад, чтобы он позвонил мне в любое время".  Но никто не звонил и Ингессон начал заниматься своей фермой  - 815-ю гектарами леса, которые он приобрел несколькими годами ранее.

Видимо, получилось не очень так как спустя какое-то время жена сама попросила Класа возглавить его родной клуб "Одесхог", пребывавший в пятом дивизионе чемпионата Швеции, чтобы муж не маялся без дела. Ингессон согласился и с того момента началась его тренерская карьера, которая мало чем отличалась от игровой – борьба была в крови у Класа и он решил добиться успеха и здесь.

Когда рак поразил тело Ингессона, он терпел боль в спине несколько месяцев, прежде чем обратился к врачам. Когда ему сообщили убийственные новости, его жизнь изменилась навсегда.
"Когда мне сказали об этом, все просто потемнело. В моей семье было немало людей, у которых диагностировали рак, и для меня это слово означало смерть. Но когда шок прошел, я выбрал жизнь – бороться до конца и сделать все что возможно в данной ситуации".

"Сначала все потемнело, но затем я представил себя Супермэном и подумал: "Ок, я буду иметь дело с этим, нет причин жаловаться". Да, сначала я был полностью разбит, но когда дошел до самого дна отчаяния, я оттолкнулся, чтобы вернуться на поверхность. Возникло ощущение того, что мне нужно работать, не терять связь с жизнью".

На момент интервью он прошел вторую стадию трансплантации стволовых клеток и болезнь, по его словам, полностью изменила его жизнь и приоритеты. "Прежде, чем у меня диагностировали рак, я жил эгоистичной жизнью, где футбол занимал самое важное место. Сейчас на этом месте семья и то что я считал само собой разумеющимся всю жизнь обрело для меня новый, значительный смысл. Прежде я был беспокойным и хотел быть в гуще событий все время, но сейчас все изменилось. Я люблю быть дома с женой Вероникой, мальчиками (у Класа – два сына) и просто наслаждаться этим".
Сейчас все еще нет способа лечения миеломы, но есть по крайней мере надежда. Новые лекарства и методы лечения по данным исследования дают возможность 37% пациентов прожить с таким диагнозом до пяти лет. С момента диагностирования рака у Класа прошло пять лет, но он не собирается сдаваться.

"Для того, чтобы залезть в Google и посмотреть процент выживаемости и прочую разрушительную информацию много времени не надо – на это можно зациклиться и потерять последние силы, так что я не хотел знать слишком много о моей болезни. Куда важней для меня было общения с другими людьми, у которых диагностировали рак, в особенности с тем, кто смог его побороть. Болезнь во мне и я хотел об этом говорить, но лучше все же – с теми людьми, кто давал надежду, кто давал возможность спать  по ночам".

Помог ему и футбольный клуб. На момент появления болезни Клас работал тренером одной из молодежных команд "Эльфсборга", но в сентябре прошлого года, когда был уволен Йорген Леннартссон, руководство клуба предложило возглавить клуб Класу. Да, ему помогает Янне Миан, но Ингессон - не из тех людей что будут "свадебными генералами". Это Швеция и вы можете оценить высокую социальную культуру этого общества в данной ситуации – в "Эльфсборге" дали то, что было необходимо Класу для того, чтобы ощущать себя живущим полноценной жизнью, дышащим полными легкими. Он увлекся работой, одной из самых стрессовых из всех возможных, а для больных раком зачастую именно возможность ощущать адреналин помогает справляться с подлой болезнью.

Изначально Клас руководил командой на костылях, но затем врачи все же усадили его в инвалидную коляску. "Боль движется вокруг моего тела. Прямо сейчас она у меня в коленях, прежде чем подняться к груди и отдать в спину, я не чувствую мышц с левой стороны и создается адское давление на сухожилия и связки. Я постоянно разговариваю с врачами и все они, как и моя жена говорят мне: "Сделай это!". Единственное, что меня беспокоит в связи с моей болезнью сейчас – проблемы, которые она создает моей команде. Но я говорил с игроками, они понимают какова ситуация. У меня есть это дерьмо и с этим приходится считаться".

"Сейчас мои колени больны и я нахожусь в инвалидном кресле, но никуда от этого не денешься. Первое что я сказал игрокам – никакого сочувствия, никакой жалости ко мне. Я хочу чтобы мне говорили все прямо в лицо, без каких-либо сантиментов".

Нет никаких сомнений, что он борется и будет бороться до последнего. Кости в его теле чрезвычайно слабы и риск того что они поломаются очень велик. Тем не менее он твердо уверен, что его работу стоит оценивать точно так же, как и работу любого другого менеджера в чемпионате Швеции.
"В последние дни я читал много статей в СМИ, положительно отзывающихся об игре "Эльфсборга". Это делает меня счастливым. Но я также прочитал несколько полос о том, что журналисты ставят под сомнение мою способность работать менеджером из-за моей болезни. Я раздражен тем, что моя работа оценивается со ссылкой на мою болезнь и я хочу раз и навсегда сказать, что я чувствую себя хорошо и собираюсь начать все сначала".ingesson

"Все мои показатели такие же как в 2009 году, когда я заболел и это значит, что я здоров. Я стал немного слабее после пяти лет различных медицинских процедур, что означает лишь вот что – мое тело, возможно, не то, что должно быть в 45 лет и кости мои ослабли. Но на этом я хочу, чтобы разговоре о раке прекратились. У меня есть соглашение с "Эльфсборгом"  и я менеджер этой команды. Физически и психологически у меня нет проблем для того, чтобы продолжать работу. Определять то подхожу ли я для этой работы, стоит лишь по ее результатам, а не по моему состоянию. Заболевание – не повод давать мне поблажки".

На выходных "Эльфсборг" выиграл в финале Кубка Швеции у "Хельсингборга" со счетом 1:0 и сейчас занимает второе место в чемпионате. Ингессон не смог быть на матче из-за операции на той бедренной кости, которую он сломал в матче чемпионата, но вы можете быть уверены – он вернется так скоро, как это будет возможно. Шведский журналист Йохан Оррениус написал об Ингессоне, что он родился со сжатыми кулачками, боролся всю жизнь и продолжает бороться сейчас. Так и есть – он не сдастся никогда, как не сдавался на футбольном поле.

Он так и не сдался – работал до последнего… RIP


Сергей Бабарика, edfootball.com

 

Добавить в: